?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Регулярно натыкаюсь на хвалебные оды, которые поются нашим "европейским партнёрам". При чём в моменты, когда отношения между Россией и Западом обостряются, количество восторженных песнопений многократно увеличивается. Интернет-эксперты наперебой выплёскивают ушаты обжигающей правды на ничего не подозревающего обывателя, пытаясь доказать ему, что любая европейская страна - земля обетованная, обязанная своим благополучием трудолюбивым и честным гражданам, в отличие от "тоталитарного советского ада, построенного на костях".

О том, как на самом строилось т.н. европейское благополучие, говорить не принято. А зря!



Вчера я наткнулся на несколько фотографий (одну из них вы можете наблюдать выше), сделанных в бельгийском Конго, когда верные поданные короля Леопольда II, устав от суетных дел позировали с местными жителями. Казалось бы, на кадрах нет ничего необычного - европейцы несут привычное им "бремя белых", путём отрубания рук маленьким детям, чьи родители не смогли выполнить норму по сбору каучука. Вот только на фотографиях не середина XIX века, а первое десятилетие века XX.

"Цивилизация" пришла в Конго в конце XIX века, когда при поддержке банковских кругов была учреждена Международная Африканская ассоциация под руководством бельгийского монарха. Сотрудники ассоциации незамедлительно отправились в Африку, где заключили полтысячи договоров с неграмотными вождями местных племён, став полноправными хозяевами земли, ресурсов и двадцати пяти миллионов чернокожих рабов на абсолютно законных для любого цивилизованного европейца основаниях.

Европейские капиталисты очень быстро посчитали, какие баснословные прибыли может принести каучук, добываемый в Конго. И тем самым подписали смертельный приговор местному населению. Метрополия грабила стремительно и безжалостно, используя всю мощь научно-технического прогресса для вывоза ресурсов и пресечения попыток туземцев вырваться из колониального рабства.

К концу XIX века норма выработки каучука была такой, что коренному африканскому населению приходилось работать по шестнадцать часов в сутки, обеспечивая своим "цивилизаторам" до 700% (семисот процентов) прибыли. Согнанные с родной земли, изнуряемые тяжёлой работой, жестоко наказываемые надзирателями туземцы массово гибли. За тридцать лет население Конго сократилась практически вдвое, и к 1905 году насчитывало около пятнадцати миллионов человек.

Надпись на памятнике бельгийскому монарху - "Я начал работу в Конго в интересах цивилизации и ради блага Бельгии". Леопольд II


Два года спустя в Конго были обнаружены алмазы, ещё через пятнадцать лет уран, благодаря которому два десятилетия спустя будет реализован американский атомный проект. Проведённая в 1924 году перепись населения насчитала в Конго лишь десять миллионов жителей. В то время, как "большевистскими варварами" строилось первое в мире социалистическое государство - братство народов, чуть ли не во главу угла ставившее развитие национального языка и культуры в союзных республиках. "Цивилизованные европейцы" продолжали относиться к населению Конго хуже, чем ко скоту, констатируя опасность полного вымирания туземцев и превращения Конго в безжизненную пустыню. И лишь каким-то чудом этого не произошло.

Бельгия потеряла контроль над Конго лишь в 1960 году, после обретения страной независимости, хотя о какой независимости могла идти речь в условиях, когда экономика страны оставалась на 100% в руках западного капитала. Восемьдесят четыре года явной эксплуатации, сменились эксплуатацией скрытой. А где-то в "тюрьме народов" Юрий Алексеевич Гагарин полетел в космос...

Колониальная эпоха, принесшая миллиардные прибыли и унесшая миллионы жизней закончилась. Бельгийская метрополия потеряла богатые ресурсами и рабами земли, превышавшие её собственные географические размеры в семьдесят шесть раз. и остаётся в этих границах по сей день. представляя собой небольшую удобную европейская страна, занимающую одно из лидирующих мест по внешнему долгу относительно ВВП ~330% или порядка 130 000 (сто тридцать тысяч) $ на гражданина. Стоит ли говорить, что с такими долгами законными методами рассчитается невозможно? А незаконными уже не получится.

Своё благополучие ведущие европейские страны получали по одному и тому же сценарию - эксплуатацией, грабежом и войной (когда просто так эксплуатировать и грабить уже не получалось). Испытывают ли они раскаяние по этому поводу? Нет, не испытывают.

Вот и в Бельгии памятники Леопольду Второму, при жизни загубившему десять миллионов человек, не сносят, каяться за предков и посыпать голову пеплом не спешат, да и о "делеопольдизации" и репарациях в пользу угнетённых жителей Конго тоже отчего-то не слышно.

Не пора ли бельгийцам покаяться?







Nsala_of_Wala_in_Congo_looks_at_the_severed_hand_and_foot_of_his_five-year_old_daughter,_1904.jpg



Comments

bookholidaynow
Aug. 11th, 2015 05:25 pm (UTC)
А дальше ?
В главе 11 Уложения говорилось: «Крещёных людей никому продавати не велено».[2].

Этот запрет был нарушен, причем без всякой юридической основы, абсолютно произвольно, в правление Петра Первого. Именно в это время торговля крепостными приобретает самый циничный и откровенный характер. Людей начинают продавать оптом и по одиночке, на рыночных площадях, разделяя семьи, разлучая детей с родителями, а жён с мужьями. Сам император Петр раздал в частную собственность более двухсот тысяч душ мужского пола (государственная статистика учитывала только мужчин) а, значит, в действительности, около полумиллиона человек обоего пола. Эти раздачи были, как правило, подарками Петра своим приближённым. Так, один светлейший князь А. Меншиков стал владельцем почти 100 тысяч крестьянских душ.[3].

С конца XVII и, особенно, с начала XVIII столетия крепостное право в России приобретает принципиально иной характер, чем тот, который оно имело при своем возникновении. Оно начиналось как форма государственного «тягла» для крестьян, род общественной повинности, а пришло в своем развитии к тому, что крепостные, лишённые всяких гражданских и человеческих прав, оказались в личном рабстве у своих помещиков. В первую очередь этому способствовало законодательство Российской империи, бескомпромиссно вставшее на защиту исключительно помещичьих интересов. По замечанию В. О. Ключевского, «Закон все более обезличивал крепостного, стирая с него последние признаки правоспособного лица».[4].
Несмотря на осознание того, что крепостнические порядки являются социальным злом, правительство не предпринимало никаких решительных мер к их уничтожению. Указ Павла I, «о трехдневной барщине », как часто называют этот указ, носил рекомендательный характер и никогда почти не исполнялся. Барщина в 6 и даже 7 дней в неделю была обыкновенной. Распространение получила и так называемая «месячина». Она состояла в том, что помещик отнимал у крестьян их наделы и личное хозяйство и превращал их в настоящих сельскохозяйственных рабов, которые работали на него постоянно и получали только скудный паёк из господских запасов. Крестьяне-«месячники» были самыми бесправными людьми и ничем совершенно не отличались уже от невольников на плантациях Нового Света.

Очередным этапом в утверждении бесправия крепостных крестьян стал «Свод законов о состоянии людей в государстве», изданный в 1833 году. Там декларировалось господское право наказывать своих дворовых людей и крестьян, распоряжаться их личной жизнью, в том числе право дозволять или запрещать браки. Помещик объявлялся собственником всего крестьянского имущества.

Собственно говоря чем крепостное право лучше рабства ? Имхо те же яйца только вид сбоку.
bearlogin
Aug. 11th, 2015 07:51 pm (UTC)
Вы пытаетесь рассмотреть проблему рабства, уравнивая государственную политику европейских стран(напоминаю - христианских), извлекавших доход от работорговли и беспощадной эксплуатации рабов на порабощённых территориях с гнусностью российского крепостничества. Но не понимаете простой штуки: помещик, даже самый бесноватый со связями(типа Троекурова), был вынужден беречь своих крепостных из-за ограниченности имеющегося ресурса. Европейцы-колонизаторы, чернокожих пользовали на полную катушку, потому что их было дохрена, и никаким законом вообюще их бесчеловечность не ограничивалась.
Но этой констатацией не исчерпывается, есть ещё более существенная разница: крепостные были православными, и по канонам имели живую душу, губить которую было огромным духовным преступлением и для набожных помещиков совершенно недопустимо. Негры для европейцев были наравне со скотиной, даже хуже. Скотина годилась в еду, а эти были годны - пока живы и трудоспособны.